Как известно, одиннадцатый чемпион мира Роберт Фишер не отличался скромностью. На командном пер­венстве мира в 1962 году, проходившем в Варне (Болга­рия), к Фишеру обратилась одна собирательница           авто­графов.

Своей подписью американец занял почти всю стра­ницу альбома. А когда Фишера спросили, где же место для других автографов, он ответил: «Остальные — ерунда».

Там же, в Варне, один болгарский журналист попы­тался взять у Фишера интервью.

—Пятьсот левов! — безапелляционно заявил будущий чемпион мира.— Иначе никакого интервью не будет.

 

—Спасибо! — мгновенно отреагировал журналист- Интервью уже готово!


***

Как известно, Роберт Фишер в подростковом и юно­шеском возрасте играл в турнирах в простом свитере. Но в 1960 году на турнире в Буэнос-Айресе на него не­изгладимое впечатление произвел аргентинский гросс­мейстер Мигель Найдорф, который на каждый тур при­ходил в новом прекрасном костюме.

  Сколько же у вас костюмов? — с завистью спросил у Найдорфа 17-летний Бобби.

—Сто пятьдесят! — не задумываясь ответил тот.

Через несколько лет на одной из встреч Фишер с гор­достью сообщал Найдорфу:

   Поздравьте меня — я побил ваш рекорд: теперь у меня двести костюмов!

 

—Браво, Бобби, но признаюсь, что у меня всегда было не более тридцати костюмов,— с улыбкой ответил Мигель.


***

Курьезный случай произошел с Р. Фишером в 1978 го­ду. Однажды в кафе города Пасадены экс-чемпион мира наблюдал за игрой двух любителей. Заметив, что один из игроков упустил несложный выигрыш, Фишер попытал­ся было указать на эту оплошность, на что услышал в от­вет замечание.

  Но я же Роберт Фишер,— оскорбленно заявил гроссмейстер.

  Ну и что из того,— удивленно произнес игрок.— Я — Джек Роббинс, а он — Тед Капелюшник, но никто из 

нас из-за этого не поднимает шума!


   ***

    У Роберта Фишера было много причуд.Вот еще одна.Бобби избегал дантистов, и когда у него выпадали пломбы, не вставлял их. Шутили даже, что он опасается, как бы КГБ не послал ему через металл в зубах вредоносные радиосигналы, воздействующие на мозг. На самом деле Фишер был убежден, что металлические пломбы вредят здоровью, поскольку раздражают десны, а ртуть, содержащаяся в них, оказывает токсический эффект.«Есть без пломб неудобно, - объяснял он, - но это лучше, чем остаться без зубов». 
    Впрочем, здесь его теория оказалась ошибочной: зубы без пломб теряли поддержку, быстрее выходили из строя и в результате выпадали один за другим.